Жить с чистого листа. После избиения Сергею пришлось заново узнавать родных

Желание поиграть в бильярд обернулось для Сергея потерей памяти, слуха, отслойкой сетчатки глаза…

Уже 9 месяцев он восстанавливает здоровье после зверского избиения охранником клуба. Доктора удивляются: чудо, что вообще выжил. 

В ночь на 17 апреля 2017 г. Сергей Игнашин и его девушка Даша решили отметить день рождения коллеги Ольги в клубе. Думали поиграть в бильярд, но тот был занят. Заказали по коктейлю, для Ольги — кальян. Трубка и стала яблоком раздора… Парень и девушка, отдыхавшие за соседним столиком, случайно разбили стеклянную чашу кальяна, был прожжён ковёр. Однако ущерб они возместили и уехали. А вот охранники сочли, что заплатить должна и компания Сергея.

— Мы объяснили, что не виноваты, все видели — кальян разбила другая пара, но из нас продолжали выбивать деньги, — рассказывает Даша. — Сначала 10 000 руб., потом «хотя бы 5000». Когда мы решили уйти, охранники увязались за нами.  

Любовь читая по губам. Потеряв слух, Александр начал жизнь с нуля

Уже на улице Даша умоляла: «Оставьте нас в покое», от страха потеряла сознание. Сергей просил: «Дайте нам уйти». Кто-то из посетителей клуба пытался погасить конфликт. Но 22-летнего охранника Дмитрия Япринцева было не остановить. Видеокамеры записали, как после удара Сергей падает без чувств… 

«Не оплакивай его!» 

Два дня Сергей был в коме. Потом три недели на антибиотиках. Гнойный отит мог осложниться менингитом. Чтобы не лишиться глаза, Сергей срочно уехал в Москву на операцию. Потом вживление имплантов в ухо… 9 месяцев на лекарствах, которые уже обошлись семье в баснословные суммы.

— Пузырька с каплями для питания мозга за 2500 руб. хватает на два дня, а их надо было принимать месяц — проникающая черепно-мозговая травма, большая кровопотеря… 

Самое страшное — полная потеря памяти. Очнувшись в больнице, Сергей не мог назвать даже своего имени. Не узнавал ни Дашу, с которой был знаком три года, ни друга, с кем снимал жильё в Москве, ни даже маму.

— Была повреждена вся правая сторона тела, до сих пор с трудом улыбаюсь, — смущается Сергей. — Мне поставили тугоухость третьей степени, сейчас — уже второй, но разницы, честно говоря, не вижу — всё время кажется, что звенит в ухе, на самом деле, видимо, в голове. Необходимы ещё несколько операций по коррекции слуха. Но гарантий нет. Нейрохирурги вообще прогнозировали полную парализацию и инвалидность. А когда я встал, руками развели: фантастика! 

«Спасите мои руки!». Бывшая стюардесса учится заново жить после нападения

 23 дня Даша и мама Сергея не отходили от его постели. И каждый день рассказывали, кто он и кто они. А Сергей, всякий раз вскакивая, пугался капельницы и катетера: «Что со мной?!»

— Маме пришлось уволиться с работы, приехать из Питера в Подольск, — продолжает Даша. — Сергей заново узнавал её и знакомился со мной. Утром расскажем ему всё, в обед он поспит, а просыпается — и опять ничего не помнит. Плюс дикая головная боль, кровь из уха, если резко вскочит — то и из носа.

Познакомились Сергей и Даша на ВДНХ — первая же поездка в столицу для студентки из Великих Лук оказалась судьбоносной. Когда в 2016-м Даша получила диплом бухгалтера, Сергей позвал её к себе, и молодые поселились в Подольске. 

Летом 2017-го ребята планировали сыграть свадьбу. В апреле Даша нашла наконец хорошую работу в Москве, по специальности.

— Перед Пасхой у нас гостили мама Сергея, его отчим. 16 апреля они уехали, я планировала идти на собеседование…

Но уже назавтра Даше пришлось забыть о карьере и стать надёжным защитником для любимого. Из Питера, едва успев доехать, вернулись мама и отчим. Жизнь семьи теперь была подчинена только спасению Сергея. Кажется, за эти 9 месяцев 23-летняя Даша резко повзрослела. Обо всём, что случилось, рассказывает она, употребляя исключительно местоимение «мы» — как мамы о малышах: «мы поели», «мы поспали».    

Даше не позавидуешь. Для мамы Сергей — единственный сын. А Даша не успела стать ему даже невестой. Что кривить душой: другая отказалась бы от участи быть сиделкой и жить с тем, чьё здоровье даже спустя 9 месяцев вызывает опасения (врачи боятся эпилепсии). 

— Ни о чём не жалею, — говорит Даша. — Когда он лежал у меня на руках окровавленный и «скорая» везла нас в больницу, я шептала: «Только выживи, только выживи!» Мысли оставить его ни разу не возникло. Шла из больницы, перепачканная кровью, и думала: ну почему это не со мной? Почему я не уберегла его?.. Врачи говорили: он — труп. Но приехала мама и даже прикрикнула на меня: «Не смей его оплакивать! Он жив!» И мы стали молиться Богу.

Отчим Сергея нашёл адвоката, невролога. Даша берётся за любую работу, главное — рядом с домом, по графику: два дня через два, чтобы подольше быть с любимым. Ему ведь пришлось не только заново влюбиться в Дашу, но даже учиться дер­жать ложку. Сейчас он ещё быстро устаёт, пока говорили — вдруг разнервничался, вышел. Неловко ему: это же он за Дашей как за каменной стеной…  

«Бил, пока не сломал лопату». Мужчина покалечил ребёнка за прыжки с гаражей

— Я получал 55 тысяч, без учёта подработок, — говорит Сергей. — Для Подольска неплохие деньги. Теперь тяжести поднимать нельзя — и здоровья лишился, и работы.

У Сергея два высших образования, второе юридическое. Но в Москве он трудился админист­ратором ресторана, в Подольске ночным грузчиком. 

— Теперь заново учусь юриспруденции на своём деле. Уже было четыре суда. Такой опыт! Глядишь, сам стану адвокатом. А что? У меня теперь всё с чистого листа. 

«Нам страшно»

Организм восстанавливается медленно. Но прогресс есть — теперь Сергей хоть что-то запоминает. Сам перезванивал, назначал время встречи — ничего не забыл. Кроме имени… 

— Здоровье, конечно, важнее всего, — говорит Даша. — Но хочется, чтобы и справедливость восторжествовала. Охранник должен быть наказан. Пока же он с подпиской о невыезде спокойно гуляет по городу. А нам жить страшно, из дома боимся выйти.

Избив Сергея на парковке клуба, Япринцев позвонил своей девушке: «Мне нужно 800 тыс. руб. — я человека убил». Маме сказал: «Ищите адвоката, я в ж…». После чего выбросил телефон и в тот же день уехал. Якобы на заработки. Его объявили в федеральный розыск. Месяцев через пять он явился с повинной… Обо всём этом известно со слов девушки Япринцева и его матери — на первом же заседании суда они дали против него показания. Сам он говорит, что, увидев ссору Сергея с другим клиентом клуба, вышел их разнимать. Уверяет всех, что произошла драка. 

— Сергей не был пьяным, мы даже коктейль не допили, — ставит точки над i Даша. — И руки никто не распускал. Это даже смешно: у Сергея рост 170 см, а охранники — здоровые двухметровые амбалы.

— За неделю до первого заседания суда в октябре 2017-го он передал мне 100 тыс. руб. за моральный ущерб, — добавляет Сергей. — А когда судья спросила его: «Не хотите ли извиниться?» — процедил: «Извини…»

Преступление без наказания. Пенсионер умер после избиения автоинструктором

В начале следствия родным Сергея сказали: не волнуйтесь, всё очевидно. Врачи уверяли: нам и видео не нужно — результат на снимках. Однако… три судмедэкспертизы, проведённые в Подольске одним специалистом, якобы доказывают, что Игнашин получил травму от удара об асфальт: эксперт настаивает на версии драки… 21 февраля, после четвёртой судмедэкспертизы (теперь не в Подольске), состоится пятое заседание суда. Хотелось, чтобы уже последнее.

— Эта экспертиза основополагающая для квалификации дейст­вий подсудимого, без неё приговор не вынести, — комментирует адвокат Евгений Зобов. — Важно понять, сколько было ударов, чем нанесены, на какой высоте (по словам подсудимого, он хотел ударить в живот), от чего потерпевший получил тяжкие травмы. Эксперт вообще отрицала удар, уверяла, что осматривала потерпевшего. Надо проверить заинтересованность этого специалиста, тех, кто проводил предварительное расследование… Как с такими противоречиями и проигнорированной жалобой мамы дело отправили в суд? Подсудимого после розыска не взяли под стражу… Ощущение, будто всё сведётся к тому, чтобы суд снизил объём обвинения, — «умышленные дейст­вия» перейдут в «неосторожные», и Япринцев отделается штрафом. Хотя он уже привлекался к уголовной ответст­венности — избил таксиста, повредил машину. Сам рассказал в суде — тогда дело прекратили. А если в следующий раз он убьёт кого-то? При этом выходит, будто сотрудники право­охранительных органов поддерживают это безумие. И они за это не ответят?! 

22 февраля Сергею исполнится 30. Когда всё закончится, он возьмёт свою защитницу, любимую Дашу, и увезёт подальше, чтобы начать всё с чистого листа. Уже по собственному желанию.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Ссылки в комментариях будут свободны от nofollow.

Яндекс.Метрика