Отец, сын и уголовный дух. Как в Дагестане будут бороться с коррупцией?

В Дагестане множатся уголовные дела в отношении высокопоставленных чиновников. Цель — побороть коррупцию и реорганизовать систему руководства регионом. Удастся ли это сделать, АиФ.ru спросил у эксперта.

2 февраля дагестанское управление СКР возбудило уголовное дело в отношение главного архитектора Махачкалы Магомедрасула Гитинова по статье о превышении должностных полномочий, повлекшем тяжкие последствия. Это уже второе громкое уголовное дело в регионе за последний месяц. Ранее под арестом оказался мэр Махачкалы Муса Мусаев.

По версии следствия, Гитинов в феврале 2015 года составил градостроительный план земельного участка для строительства жилого дома. В зону застройки попала земля соседнего частного участка. Владелец участка подал в суд на администрацию Махачкалы. В результате суд принял решение об остановке строительства и демонтаже конструкций на участке местного жителя за счет администрации города. Ущерб городскому бюджету был оценен в 4 млн рублей.

Мэра Махачкалы Мусаева обвиняют в том, что он незаконно подписал постановление о предоставлении земельного участка в собственность компании ОАО АСПК за 1,1 млн, хотя реальная стоимость участка составляла 81 млн рублей. Ущерб бюджету республики был оценен в 80 млн рублей. Для градоначальника задержание 19 января стало полной неожиданностью, сообщают республиканские СМИ. По информации журналистов, мэр планировал провести совещание, и отменил его только тогда, когда к нему нагрянули силовики. Во время обыска в здании администрации были выломаны двери рабочего кабинета заместителя мэра Курбана Курбанова, который курирует капитальное строительство.

«Назначение Васильева — это эксперимент». Эксперт — о смене главы Дагестана

Случаи, которые были использованы прокуратурой для возбуждения уголовных дел — лишь верхушка айсберга, уверен заместитель директора Центра политических технологий Алексей Макаркин. «Застройка дворовых и парковых территорий, детских площадок в городе приобрела массовый характер, — рассказывает эксперт. — Жители столицы Дагестана давно жаловались на незаконные действия властей города. Нельзя исключать, что в скором времени прокуратура раскопает новые случаи должностных нарушений со стороны городской администрации». Жалобы местных жителей о нарушениях мэрии дошли до Федеральной антимонопольной службы. В декабре после проверки ФАС обвинила комитет по управлению имуществом администрации Махачкалы в ограничении доступа к торгам по продаже недостроенного здания с земельным участком, а также в других нарушениях.

Муса Мусаев в прошлом году оказался в центре ещё одного громкого скандала. В отношении сына мэра Бадрудина Мусаева было возбуждено уголовное дело из-за грубого нарушения правил дорожного движения и создания аварийных ситуаций в центре города, а также из-за конфликта с полицейскими. В сети появилась видеозапись, на которой водитель автомобиля Mercedes-Benz (предположительно Мусаев-младший) совершает трюки на одном из перекрестков Махачкалы прямо перед сотрудниками ГИБДД. Бадрудин свою вину отрицал. 12 сентября 2017 года суд Махачкалы вынес ему оправдательный приговор. Однако непосредственно перед задержанием Мусаева-старшего оправдательный приговор его сыну был отменен. Дело направили на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

«Клановая система существует не одно столетие»

Громкие задержания в Дагестане начались с назначением врио главы региона бывшего лидера фракции «Единая Россия» в Госдуме Владимира Васильева. В конце декабря он пригласил в республику группу прокуроров из Генпрокуратуры, которые должны были провести проверку «соблюдения прав граждан» в Дагестане. До этого, по итогам проверки ФАС, соблюдение требований земельного, градостроительного и природоохранного законодательства в столице южной республики заинтересовало генпрокурора России Юрия Чайку.

Врио главы Дагестана Владимир Васильев. Досье

«Одной из главных проблем Дагестана всегда была высокая коррупция. Все дело в том, что этот регион — один из самых многонациональных в России. Большую роль в управлении республикой играли кланы. А там где кланы — там всегда высокая коррупция», — говорит Алексей Макаркин.

Васильев возглавил республику 3 октября 2017 года. Он с ходу пообещал Дагестану щедрую финансовую поддержку Москвы и кадровую политику, не привязанную жестко к принципу этнического квотирования. «Федеральные власти давно думали перезагрузить политическую систему республики, в частности, попробовать уничтожить клановую систему и заняться борьбой с коррупцией. Именно поэтому выбрали Васильева — не связанного ранее с регионом человека с многолетним опытом работы в МВД», — напоминает эксперт.

Однако решить проблемы региона будет нелегко. «Нужно понимать, что клановая система существует в Дагестане не одно столетие. Предыдущий глава региона Рамазан Абдулатипов тоже приходил с целью побороть кланы и коррупцию. Для этого он обновил республиканскую элиту, отправив в отставку или под суд немало тяжеловесов, прежде неприкосновенных. Но в целом за четыре года клановость и коррупция никуда не делись».

Чем известен Саид Амиров?

Васильев пока начинает реформы практически идентично со своим предшественником — первое резонансное дело тогда тоже было возбуждено в отношении мэра Махачкалы. «При Абдулатипове был задержан Саид Амиров, его приговорили к пожизненному сроку по обвинению в организации убийства. Сейчас арестован уже ставленник Абдулатипова Мусаев».

Приведут ли отдельные громкие дела против коррупционеров к демонтажу порочной системы, или окажутся лишь косметическими изменениями? Многое зависит от того, каковы будут следующие шаги нового главы региона, подытоживает Макаркин.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика