«Хочется купить пистолет». Оппозиционер сбежал в Европу и возненавидел её

Британская телекомпания Би-би-си рассказала о 31-летнем оппозиционере Руслане Лебусове, который бежал из России от уголовного преследования, а оказался в суде Нидерландов за клевету и гомофобию.

«Никогда не платил налоги»

«Я хотел стать полицейским, когда на юрфак поступал. Но потом поставил себе цель никогда не работать ни на одно государственное учреждение. И не платил налоги никогда – у меня такая позиция, жёсткое отрицание всего этого поганого государства», – рассказал он недавно в интервью британским журналистам. Руслан всё-таки закончил юрфак, но ни дня официально не работал. В Костроме у него был магазин хозтоваров, который они открыли вдвоём с братом. 

В декабре 2011-го он пошёл на митинг против фальсификаций на выборах в Госдуму. Протестовать не только в соцсетях ему понравилось, и уже 7 мая 2012 г. – в день инаугурации президента – он собрал митинг на центральной площади Костромы, на котором выкрикивал стандартный набор либеральных лозунгов. На Лебусова завели дело по ст. 319 УК РФ за оскорбление президента. Но борец не сдавался, подал заявку на очередной митинг, а в соцсетях анонсировал приезд на него из столицы лидеров протестного движения – Немцова, Удальцова, Навального. Никто не приехал, да и народ остался к мероприятию равнодушен. 

Жертвы «Войны». Почему основатели Pussy Riot просятся обратно в Россию?

В активе Лебусова было немало и других ярких акций: он стоял в одиночных пикетах, закидывал камнями офис «Единой России», клеил стикеры «Свободу Pussy Riot» на здание администрации и главного храма Костромы. «Сейчас бы не стал, – сказал он журналистам. – А тогда у меня были соратницы из ЛГБТ. Я был либералом до мозга костей». 

Его страницы в соцсетях пестрели политическими высказываниями на грани фола. В интервью Би-би-си Руслан признался, что по его страницам в «ВКонтакте» можно было хоть каждый день возбуждать уголовные дела об экстремизме.

Сейчас он вспоминает, как на него стали давить психологически, а потом избили на улице трое неизвестных. «Так я понял, что надо валить. Оппозиция с центра не поддерживает, у них свои дела. Уголовное дело висит. Ну и вообще», – говорит Руслан. 

«Тяжело и нудно»

Осенью 2012 г. Лебусов прилетел в Нидерланды. Спустившись с трапа, он тут же спросил, где «сдаются в беженцы». Но ответить ему было некому – у миграционной службы в тот день оказался выходной. Сутки Руслан провёл в компании аэропортовских бомжей. 

Жил сначала в лагере для беженцев. Сейчас с содроганием вспоминает сараи в лесу, туалет на десятерых и прочие «удобства». «Много народу из Ирака. Только тех, кто на самом деле занимался политическими делами, мало, – рассказал он журналистам. – Сидят в комнате круглыми сутками с гашишем – какие они политические, ёлки-палки. Как-то раз ко мне подселили больного в шишках из Эритреи, по которому только что черви не ползали. Не моется и языка никакого не знает. Я попросил нас расселить, они его убрали, но оштрафовали меня на 50 евро как расиста».

Процесс легализации в качестве политэмигранта у Лебусова занял без малого 2 года. Ему дважды пытались отказать в статусе беженца, но он дошёл до Верховного суда Голландии и выиграл. В апреле 2014-го Руслан получил официальное убежище, бессрочный вид на жительство и квартиру в Амстердаме. К этому времени он выучил голландский по бесплатной программе для мигрантов. И даже поступил на юрфак в Свободный университет Амстердама.

Полгода он жил на пособие 1100 евро, а потом начал получать стипендию 900 евро. «На житьё мне хватало, я ездил в Италию, Бельгию, Германию. Нормально было», – говорит он. Но в университете ему «было тяжело, нудно, кругом одни голландцы». В сентябре 2016 г. Лебусов перевёлся в Лейденский университет на программу россиеведения. Там ему не понравилась чересчур мягкая критика России. Руслан начал вовсю критиковать преподавателей на своей странице в «Фейсбуке». 

«Тут хоть камера на одного»

Весной 2017 г. Лебусов заболел. Ему долго не могли поставить диагноз. Мучаясь страшной лихорадкой (как потом выяснилось, от болезни Лайма – эту инфекцию, поражающую опорно-двигательную и нервную системы, переносят клещи), он умудрялся выходить в эфир в соцсетях. Жаловался на «негостеприимных» голланд­цев, которые его «отравили», а заодно и на русские спецслужбы, «которые подослали к нему шпиона с ядом». Но больше всего всё-таки досталось доктору, который как на грех оказался геем. 

Они больше не Pussy. Панк-бунтарки отказались от бренда ради правозащиты

Пока Лебусов болел, его отчислили за неявку на экзамены. Тогда он пришёл на День первокурсника с плакатом о русофобии и педофилах. Вызвали полицию, и вечный оппозиционер провёл 5 часов в обезьяннике. Так он узнал, что ему запрещены вход на территорию университета, контакты с преподавателями и записи в «Фейсбуке» о них. А ещё о том, что два профессора и врач написали на него заявления в полицию об оскорблениях, клевете и угрозе жизни. 

В уголовном деле есть посты Лебусова о том, как отомстить «пять месяцев не лечившему» его доктору: «сразу его или чтоб помучился». А также фраза: «Всё чаще хочется купить пистолет и расстрелять этих фашистов». В октябре его арестовали на 2 недели с формулировкой «есть опасения, что подозреваемый совершит преступление, за которое наказывают сроком до 10 лет». 

«После того как меня не лечил доктор-гей и выгнали из универа преподы-геи, я геев ненавижу. Хотя когда-то даже выступал за их права», – говорит Лебусов в ожидании суда. 

Адвокат о­ппозиционера полагает, что ему светит полгода тюрьмы. А сам Руслан признаётся, что хотел бы вернуться в Россию, но опасается, что на родине против него завели новое уголовное дело «за политику». Хотя никаких подтверждений этому нет. И сидеть российскому «б­елоленточнику» придётся, скорее всего, именно в свободолюбивой Голландии. 

Впрочем, к этой мысли он уже привык и даже пытается найти в этом какие-то плюсы: «Тут хоть камера на одного, микроволновка, книги есть, туалет и душ отдельные».

«Русские помирают со смеху». Реакция французов на акцию Павленского

Кстати

Почему Петру Павленскому не нравится во Франции?

Галерист Марат Гельман обнародовал письмо, которое ему написал известный своими скандальными политическими акциями художник Пётр Павленский. 

Напомним: после поджога дверей здания ФСБ на Лубянке в ноябре 2015 г. Павленский стал фигурантом уголовного дела, в июне 2016 г. суд приговорил его к штрафу 500 тыс. руб., ещё 481 тыс. руб. он должен был выплатить в качестве компенсации ущерба. Не заплатив, в феврале 2017 г. Павленский бежал из России во Францию, где вскоре ему дали политубежище. Но не прошло и полгода, как Павленский подложил гостеприимным французам свинью – поджёг здание Банка Франции, который, по его словам, когда-то «предал» Парижскую коммуну. Поджигателя взяли под стражу, он ждёт суда и вот как описывает свои впечатления от французского правосудия. 

«Всё оказалось предельно мрачно, – пишет Пётр Павленский. – В Париже повсеместно практикуется скрытое правосудие. Решение о лишении человека свободы принимается и оглашается за закрытыми дверьми. Отчасти это напоминает суды тройки в былые времена в российской истории. Но Россия это преодолела. Франция не хочет. По крайней мере Париж, про другие города я не знаю. У большинства людей после этого решения рушатся жизни. Они теряют работы. Распадаются семьи. Если дом был взят в кредит, человек теряет дом. Я говорю про обычных людей, но ни для кого не секрет, что 80% всех заключённых – это и есть самые обычные люди. Почему полиция отбирает у подсудимого ремень и шнурки? Потому что слишком велик риск, что после оглашения судебного решения человек покончит жизнь самоубийством. И это решение принимается за закрытыми дверьми. Никто – ни друзья, ни семья, ни один человек – не может прийти и поддержать. И никто не может увидеть глаза бюрократа, упивающегося судебной властью».

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика